Еарин де, 19.10.2017, 14:06
Марша вог1ийла (йог1ийла) Гость | RSS

Йоккха Атаг1а (Старые Атаги)

Ков (вход)
Караде (поиск по сайту)
Керла сурт (новая фотография)
Сайтан хан (Сайт существует)
Вайга хьоьжу дуьне (География посетителей)
Хенан х1оттам (Погода в Атагах)

Тхан яздархой (наши авторы) »
» Зура Итсмиолорд

[ Т1едаккха (добавить) ]

Жарман
Зура Итсмиолорд 

Воскресное утро двадцать второго июня 1941 года. Каким оно должно было быть в мечтах тех, кто накануне встречал рассвет в городском парке, плел венки из полевых цветов у подножия Черных гор, точил косу на Чеченской равнине, по дороге домой мечтал соединить свою судьбу супружескими узами с любовью своего сердца? Как трепетно ждала мать своего сына, который должен был вот-вот появиться на пороге дома после срочной службы в рядах Красной Армии? О чем думал овдовевший старик, который проводил в последний путь свою старуху, которой суждено отойти в мир иной за неделю до начала страшной трагедии человечества? Совершенно чужие друг другу люди могут стать близкими и родными? Горе сплотит или отторгнет их друг от друга? Впрочем, что же готовила им судьба в то предрассветное теплое летнее утро?
Несмотря на поздний час, дедушка Салман несколько раз обошел яблоневый сад Жарман. Да-да, сад назывался именем его покойной жены.
Тишину ночи нарушали изредка перелетающие с ветки на ветку совы. Не к добру они поселились в этом саду.
- Никогда не думал, что ты оставишь меня. Кто будет теперь радовать меня кроткой улыбкой? Кто будет желать мне доброго утра и спокойной ночи? С кем я буду делить яблоко? Эх, Жарман. Почему прожила со мной всего шестьдесят три года? Ведь обещала вечно дарить свое тепло.
Салман привез жену в родные горы из Арарата. Встретил ее по дороге домой, когда возвращался после русско-турецкой войны в 1878 году.
В одном из сражений он лицом к лицу столкнулся с земляком, участвовавшим в боях на турецкой стороне. Его враг-сородич оказался по ту сторону войны, так как был мухаджиром 1865 года, покинувшим Родину в поисках лучшей доли. Поддавшись соблазну, обманутый царскими ставленниками, Мусип с семьей подался в Османскую империю. После очередного набега на армянское селение в поисках хлеба насущного, был тяжело ранен, но все же вывезен в Турцию. Жена с ребенком подалась в то армянское селение. Мужа не нашла. Но вскоре родила мальчика, который умер через три дня. Во имя спасения дочери от голодной смерти, женщина вынуждена была оставить ребенка в семье армянского купца, сама же продолжила свой путь в поисках мужа. Мусипа она так и не нашла, но люди из уст в уста передавали, у кого и где несчастная оставила ребенка. Мусип лелеял надежду вернуть себе дочь. Тяжело раненный он поведал о судьбе своей дочери и попросил найти Жарман и вернуть ее в родные горы.
Бог смилостивился. Несмотря на привязанность к Жарман, Армен и Ара отпустили девушку, хотя и воспитали ее.
Кроткая, застенчивая, трудолюбивая. Мягкая и добрая, чистосердечная и заботливая. Счастливая, что встретила Салмана, несчастная, что не помнила лицо своего отца, красивая от природы, бездетная по велению Всевышнего. Набожная христианка, со временем ставшая правоверной мусульманкой.
Наверное, никто и не помнил, что когда-то Жарман боялась выходить к реке за водой. Избегала тропинки, по которым ходили не только люди, но и звери. Морщилась, откусывая терпкую мушмулу, плакала, когда сискал – лепешка из кукурузной муки не получалась идеально круглой. Радовалась василькам, несмотря на то, что они считались сорняками, плела венки из полевых цветов и украшала их шелковыми лентами. Первые два года никто, кроме мужа, не слышал ее голоса. Она покорно опускала голову и присаживалась на корточки, когда свекровь подзывала к себе. О чем говорит Зубидат, молодая невестка не понимала, но чувствовала, что сердце этой рано овдовевшей женщины наполнено добром вперемежку с необъяснимой тоской. Маленькие костлявые руки свекрови всегда были теплыми. Несмотря на то, что ее поблекшие зеленоватые глаза впали, они были зеркалом души. Тоска и боль, радость и огорчение, надежда и любовь. И только в день похорон Зубидат, Жарман впервые услышала, что Салман приходился ей пасынком. Сгорбившаяся маленькая старушка умерла также тихо и скромно, как и жила: на молитвенном коврике после полуденного намаза. За тринадцать лет Жарман ни разу не слышала недоброго слова в свой адрес, не поймала на себе косой взгляд свекрови. Единственная боль, которая пронзала ее сердце – обращение старухи к Аллаху не оставить ее сына одиноким. И ровно полвека Всевышний еще даровал Салману жизнь с женщиной, которую можно и нужно было любить. За душу и тело, сердце и руки. Оптимизм и веру, помыслы и дела.
После смерти свекрови Жарман посадила яблоню на огромном участке, где в основном выращивалась кукуруза. На следующий год уже Салман возился с саженцем. За полвека сад разросся. И, несмотря на то, что многие деревья не плодоносили, ни одно из них не было выкорчевано или спилено. И волшебный сад Жарман жил своим необыкновенным волшебством. Магия сада крылась в притягательности, буйстве цветения по весне, ароматным летним благоуханием и плодами по осени. Здесь кукушка отсчитывала чьи-то года, писал доносы удод: «Вот тут! Вот тут!» Удивлялся чему-то филин: «Ух, ты!». Заливался соловей, стараясь заглушить пение жаворонка. Иногда строчил дятел, прилетая на помощь стволу, если ему не было житья от короеда-точильщика. Пузатые снегири питались из кормушек, развешенных по всему саду. Осколок Луны зависал над садом, собирая в лукошко звезды в сезон сбора урожая. Ласковые лучи солнца будили сад по утрам. Внезапно набежавшие тучи орошали теплым дождем, умывали по осени холодными каплями, а на зиму укутывали снежным одеялом. Оградой сада служили кусты шиповника и терна. С годами слава о волшебном саде Жарман долетела не только до берегов Каспия, но и Волги. Первая мировая война, революции и становление советской власти прошли мимо тихой жизни этой семьи. Салман умел ладить с властью, поддерживать добрые теплые отношения со знакомыми и заезжими. Забота о саде занимала все его свободное время. Перед сном успевал нежно ласкать слух жены словами благодарности за каждый прожитый с ним день. Но ни разу не допустил мысли, что она оставит его одного. В свои восемьдесят семь лет он мог залезть на дерево и потрусить его. И если брал в руки трость, то только для солидности.
Вот и сейчас он ходит по саду с тростью в руках.
Опустел его дом. Оставила его Жарман навсегда. Перестал он слышать чье-то дыхание и шарканье ног, звук от передвижения низкой табуретки, плеск воды, легкое покашливание и вздохи, которые слышал каждую ночь, несмотря на то, что Жарман ушла в мир иной. Ждал ее, будто она отлучилась ненадолго, ведь он не провел без нее ни одной ночи, с тех пор, как нашел.
Мечтала ли эта семейная чета о детях? Конечно, как и все. А может и чуть больше. Поверит ли читатель, но Жарман дважды перенесла так называемую «ложную беременность». В первый раз это случилось через месяц после смерти Зубидат. Жарман тогда была уже тридцать лет замужем, но не переставала думать о ребенке. К этому времени женщина была твердо уверена в своем духовном выборе, знала наизусть некоторые суры из Корана, прекрасно разбиралась в вопросах мусульманского права, следовала адатам и завоевала уважение окружающих. Муж не настаивал на скорейшем принятии решения и обращении ее в ислам, но был уверен, что жена сама придет к этому.
Как-то ей приснился чудный сон. Она гуляла в садах Эдема. Возлежала на жемчужной раковине, видела молочную реку и чувствовала запах райского яблока. Надкусив плод, приложила руку к животу и почувствовала биение.
С той ночи вкралась мысль, что она беременна. Боясь спугнуть свою надежду, Жарман держала в тайне свои сновидения и не делилась даже с мужем. Грудь стала увеличиваться в размере. Она раздалась в бедрах. Походка стала немного другой. Но живот… Живот не рос. Через пять месяцев появилось молоко. Да, то самое грудное молоко, которым женщина кормит младенца. Немного растерялась, потом испугалась. Мысли начали путаться. Жарман не знала, что делать, и откуда молоко. Грудь болела. Спрятавшись в сарае, обеими руками сжала грудь и тонкая белая струя вырвалась из соска. Потом тоже самое сделала с другой.
Но через пару часов грудь опять набухла. Туго повязав грудь шерстяным платком, женщина занималась небольшими хлопотами по дому, когда муж предложил идти отдыхать.
- Родной, ты ложись. Я приду позже, - решила она схитрить, чтобы еще раз сцедить молоко.
- Хорошая моя, - подошел к ней Салман и, взяв руками за плечи, повернул к себе. - Посмотри мне в глаза и скажи, что тебя беспокоит. Неужели, я дал тебе повод сомневаться во мне? Что тебя тревожит? Вот уже пять месяцев, как я бьюсь над тайной твоего поведения. Пойми, что я жду твоей исповеди каждую минуту. Неужели между нами стена? Во сне ты улыбаешься чаще, чем наяву. Почему?
- Я не знаю, что сказать. Отпусти, мне больно. Ты сжал мне плечи, будто впился когтями.
- Ты делаешь мне больно. Посмотри мне в глаза. Скажи, ты устала от меня?
- Не говори так.
- Тогда, скажи, что происходит.
- Я…думала, что беременна.
- А это разве не так?
- Ты тоже так думал?
- Был уверен в этом. И связывал изменения с твоей беременностью.
- Я подурнела?
- Нет, что ты! Ты хорошеешь с каждым днем. Но твои бедра и грудь…
- Родной, отпусти. Мне больно. Я должна сцедить молоко.
- Как тебя понять? Молоко, ведь, бывает только у кормящей матери.
- К сожалению, Аллах не смилостивился надо мной, но дал почувствовать, что значит быть женщиной в полном смысле этого слова. Беременность мне была дарована во сне. А грудь наполнилась молоком наяву. Жаль, что я не могу приложить к груди малыша.
Салман, пытаясь скрыть навернувшиеся слезы, вплотную прижал к себе жену, и почувствовал тепло, идущее от ее груди.
- Милая моя, прости за все мои сомнения. Хочешь, привезу врача?
- Сейчас хочу, чтобы ты отпустил меня и шел спать. Я приду быстро.
- Хорошо, родная. Только скажи мне, какое оно… твое грудное молоко.
- Его не так много, как ты думаешь. И цвет… Мне не нравится его цвет. Будто разбавлено водой.
- Да, оно разбавлено твоими слезами. Той соленой водой, которая накопилась в твоем сердце. Я не имею права тебя держать, если ты считаешь меня виноватым в нашей бездетности.
- Прекрати. Я свидетельствую перед Аллахом, что Он - один Всевышний. И я не пожалела ни об одном дне, прожитом с тобой. И впредь буду тебе верна всегда и во всем. Если Аллах даст нам детей, буду хорошей матерью.
- Рад, что ты сердцем приняла Аллаха. И буду продолжать просить Его дать тебе радость материнства.
- Помни, что я люблю тебя такого, какого мне дал Всевышний.
Через пять лет была еще одна ложная беременность, но ее она перенесла легче. Смирившись с участью бездетности, Салман и Жарман жили душа в душу. Радовались смеху чужих детей, наслаждались весенним цветением и теплыми солнечными лучами. Жизнь листала свой календарь, приближая время смерти. Чем старше они становились, тем больше нуждались друг в друге. Ели и спали меньше, заботились друг о друге больше. Часами могли говорить об ушедших людях и годах. Даже на завтрашний день не строили планы.
Ушла Жарман тихо. Гасалы, пришедшие проводить ее в последний путь были удивлены улыбке, которая не сходила с мертвого лица покойной. Женщины обмыли ее тело, надушили, завернули в саван и собирались покинуть комнату, когда услышали тяжелый вздох и легкие шаги. Окно в комнате вдруг распахнулось настежь, и легкий ветерок принес приятный запах мускуса.
Салман не позволил хоронить жену в тот же день, как обычно принято у мусульман. Желание старика уважили. И он провел с покойной ночь, читая заупокойную суру из Корана.
Сейчас он направлялся в самый дальний угол сада, где стояла раскидистая старая яблоня, с которой начался этот сад. Удивительно, что почти неплодоносящее в последнее десятилетие дерево было усыпано яблоками, как никогда прежде. И семейство сов поселилось именно на нем.
- Ты оказалась счастливее меня. Тебе не пришлось испытать то, что терзает сейчас меня. Может, это и к лучшему. Говорят, что в Судный день сестра может повести за собой в рай брата. Твой брат умер, не успев почувствовать вкус жизни, а у меня не было сестры. Но я слышал, что в Судный день Всевышний обратится к собравшимся со словами: «Войдите в рай те, кому я обязан». И люди с опущенными головами, прикрывая руками свои лица, будут входить во врата Эдема. Толпы недоумевающих будут провожать их глазами полными слез. И, когда за ними закроются небесные врата, Всевышний сообщит, что это были пары бездетных, кого Он лишил радости отцовства и материнства. Заслужили ли мы с тобой этот рай, я пока не знаю. Но ты достойна, встретить меня в раю, моя родная. Прости меня, если я когда-либо огорчил тебя, - говорил Салман, нежно поглаживая ствол старой яблони, которую посадила Жарман.
Къастар: Зура Итсмиолорд | Д1аяздина: itsmeolord (08.10.2012)
Хьоьвсина 738-за | Тидам бар: 3.3/3



Массо а т1еаларш 0 ду
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Антибаннер
Услуги
Купля - продажа, дарение или наследование домовладения или земли требует, чтобы было проведено межевание земельных участков, а также для оформления в собственность земельного участка !!! 
Желающим обращаться по телефону:
8 (963) 989-06-06
Вевза-везачуьнга (Посоветовать ссылку)