Оршотан де, 16.05.2022, 09:10
Марша вог1ийла (йог1ийла) Гость | RSS

Йоккха Атаг1а (Старые Атаги)

Ков (вход)
Караде (поиск по сайту)
Сайтан хан (Сайт существует)
Вайга хьоьжу дуьне (География посетителей)
Хенан х1оттам (Погода в Атагах)

Истори »
» История села


Aпаев Масуд Ахмадович. Aпи Ахьмадан Мас1уд
 
       После выписки я не отпускал Мас1уда домой в Чечню, пока он достаточно хорошо не окрепнет. Тогда мы в нашей квартире прожили вместе целый месяц. В течении этого месяца я большим интересом общался с любимым деваш (дядей), расспрашивал его обо всех случаях из его биографии и о тех его благородных делах и поступках, о которых мне в разные годы довелось слышать от разных людей. Знал я, вернее, слышал, что дядя был осужден как политический заключенный «за разглашение гостайны» о предстоящей депортации чеченцев и ингушей. Я расспрашивал о подробностях его поистине героической жизни и изложу своими словами некоторые его рассказы.
        Апи Ахьмадан Мас1уд родился в 1914 в селе Старые Атаги. В свои 14 лет уехал к своей тёте (де йиша) Маръям, проживавшей в Грозном с мужем Абдул-Межидом Идалбаевым со своими 5 детьми. Там успешно закончил в 1929 году хлебопекарное ФЗУ на лаборанта хлебокомбината, а затем работал лаборантом на Грозненском хлебокомбинате, который был в поселке «Башировка» недалеко от тоннеля. Устроил потом и старшего брата Хьумида учеником пекаря, затем пекарем-профессионалом на хлебокомбинат. В 1938 году после заочного успешного окончания в Москве Пищевого техникума (был на «Соколе», сейчас институт), был назначен заведующим лаборатории. В начале Великой Отечественной войны летом 1941года Масуд был призван в Красную Армию. Когда новобранцы из Чечено-Ингушетии на учебных сборах проходили военную подготовку в Ставропольском крае, Масуда, как дипломированного специалиста, отозвали обратно и вернули «по брони» работать на хлебокомбинат. С 1942 года был членом бюро и инструктором горкома партии Грозного, курирующим пищевую и хлебопекарную промышленность города. Масуду для большой семьи (Нана, йиша, 2 ваша) дали 2 комнаты в квартире в комбинатовском доме. По доносу Варвары (соседки по коммунальной квартире и коллеги по работе) перед рассветом 22 февраля 1944 года арестован. В застенках НКВД в Грозном четыре месяца подвергался допросам и жестоким пыткам, в результате которых оглох на правое ухо. Масуд, как бы сильно не пытали, свою вину не признавал. Потому только не расстреляли, а был осужден на 10 лет по статье 58 УК РСФСР "За разглашение государственной тайны" о предстоящей депортации народа. Я расспросил, а как он узнал, что будут выселять? Ответил, что догадались, проанализировав ситуацию. В феврале 1944 года в домах чеченских и ингушских семей во всех селах, городах якобы «для отдыха» были расквартировано огромное количество войск (свыше 120 тысяч личного состава) НКВД. Когда 17 февраля приехал в Грозный Лаврентий Берия с группой генералов, то на совместное заседание бюро горкома и обкома партии ни одного чеченца или ингуша из десятка членов обоих бюро не пригласили. До этого случая всегда проводились совместные заседания бюро горкома и обкома партии. Заподозрив неладное, неприглашённые на бюро вай нах собрались и между собой обсудили все эти факторы и свои подозрения. Кроме войск в республику было привезено очень большое количество железнодорожных вагонов на всех станциях. Пришли к выводу, что готовятся выселить наш народ, как ранее выслали карачаевский народ. Масуд доверительно сообщил своим ближним, знакомым и коллегам по работе, что будут выселять, чтобы подготовить соплеменников. Брата Халида отправил в Атаги к отцу Апи Ахьмаду, чтобы приготовили тёплую одежду, еду в длительную дорогу при высылке. Никто не поверил сообщению Масуда. Отец Ахьмад тоже не поверил. Посчитал, что Мас1уду что-то почудилось, потому что, мол, у власти не хватит ни сил, ни места, чтобы весь народ вывезти с Дег1аста куда-то. Не поверили. И потому застали всех врасплох.
        Осужденный на 10 лет Тройкой Особого совещания НКВД СССР от 10.06.1944 года политзаключенный Масуд из Грозненской тюрьмы НКВД на берегу Сунжи-реки был этапирован в Карагандинский исправительно-трудовой лагерь. Это печально известный «КарЛАГ», в котором политзэком с 08.08.1950 по 09.02.1953. был писатель, будущий Нобелевский Лауреат А.И. Солженицын. Получается, что в одном лагере одновременно политзэками были в течении двух лет Масуд Апаев и Александр Солженицын. В своей книге «Архипелаг ГУЛАГ» потом напишет о чеченцах: «Но была одна нация, которая совсем не поддалась психологии покорности - не одиночки, не бунтари, а вся нация целиком. Это – чечены». Допускаю, что м
ой дядя не был лично знаком с Солженицыным (будущий писатель тогда был рядовым заключённым). Но я предполагаю, что весьма заметная в лагере деятельность и МасIуда («Мишка-Зверь») могла определённо повлиять на формирование такого мнения Александра Исаевича о чеченцах.

Поначалу Масуда поместили в отряд к «уркам» (то есть уголовникам), хотя по его статье должны были поместить к политическим заключенным. Хотели сломить его, но не получилось… Первая стычка с «урками» была из-за того, что лагерный авторитет захотел забрать себе чеченскую папаху Масуда. Папаха для чеченца не только головной убор, но и символ чести и достоинства личного и национального. Папаха была сшита из очень дорого бухарского золотистого каракуля, который тогда экспортировался за рубеж за валюту. Масуд привез его 2 года назад тайно из Бухары, когда он ездил сопровождать своего двоюродного брата Кюри, работавшего там в Прокуратуре. Масуд купил там целый саквояж легального каракуля. А для себя лично, спрятав на поясе под одеждой, привез особый каракуль.
Выхвативший с головы шапку «урка» перекинул шапку другому, когда Масуд с ним начал драться. Масуд побежал за ним, тот выскочил из лагерного барака, Масуд за ним. Забежал в соседний барак, а там сидит в его папахе «авторитет», за ним стоят его дружки. С бегу Масуд напал на него, завязалась драка, получилось «один на один», так как никто из его дружков не вступился за своего авторитета, когда Масуд избивал. Когда тот бездвижно упал, Масуд одел свою папаху и пошел в свой барак. При этом, рассказывал Масуд, его удивило то, что ни один «урка» не вступился в драку за своего, не остановил избиение своего авторитета. Понятия у них оказались в таких вопросах как у кавказцев. После этого Масуда никто не пытался принизить, задеть, а наоборот, остерегались. Вскоре назначили «десятником», то есть бригадиром. После нескольких подобных драк в лагере Масуда дали кличку «Мишка-Зверь». В последующие годы в стычках и разборках с «урками» получил несколько ранений холодным оружием, оставивших шрамовые отметины на теле. Из них два шрама оставили «урки» за то, что, Масуд встал на защиту «политических», когда с ними «урки» затеяли массовую драку.
В лагере кормили очень плохим хлебом, недопечённым, из плохой муки. Тогда дядя сказал отрядному начальнику, что надо бы улучшить хлеб и знает, как это сделать. Через несколько месяцев бригадирства Масуда привели к начальнику лагеря, до которого дошло, что Масуд является профессионалом в хлебопекарной и пищевой промышленности.  Лично расспрашивал о том, где учился, кем работал до ареста. В итоге назначили заведовать пищеблоком лагеря, призванным кормить десяток тысяч заключенных лагеря. В пищеблок входили 2 большие столовые, большая хлебопекарня. Масуду было дано право без конвоя на автомашине отъезжать на 200 км от лагеря с целью снабжения продуктами для пищеблока. Я расспрашивал дядю, как же он смог кормить земляков печёной курятиной? Раскрыл свой секрет: «Приобретал «для начальства лагеря» курятину, но и для своих нужд  добавлял сверху». Руководство лагеря высоко ценило Масуда за его профессиональные и деловые качества, позволившие улучшить снабжение и вообще дело с питанием в лагере.
Масуд объяснил начальнику лагеря, что по чеченским народным законам на нем всю жизнь будет висеть позор, если он не будет помогать своим землякам, отбывающим сроки в лагере. Проявляя уважение к нему, разрешили подкармливать земляков хлебом. Получив это разрешение от руководства, Масуд своим доверенным подчиненным поручал ежедневно испекать круглый хлеб из теста, внутрь закладывая заблаговременно запечённые куски куриного мяса. Затем этот хлеб ночами раздавали каждому чеченцу и ингушу. Этой тайной куриной начинкой хлеба в своей благотворительности Масуд подвергал себя опасности, рисковал своим относительным благополучием заключенного. Вот так и спасал от голодной смерти несколько десятков заключенных чеченцев, ингушей, подкармливая их хлебом, внутрь которого прятал куски курятины.
        Освободившись досрочно через неполные 8 лет, осенью 1951 года, Масуд приехал на станцию Мерке Джамбульской области Казахстана, где жили родные в депортации. Встречали его на станции родители, все братья, сестры, дяди. Видя, как плохо бывают одеты другие приезжающие из заключений, Ахьмад принес плащ для сына. Мой отец Мовлди и дядя Альви рассказывали, что их старший брат, выйдя из вагона поезда, приятно удивил всех своим внешним видом и одеянием. Масуд был хорошо упитан и одет намного лучше их всех, его встречающих. Он был в дорогих брюках с галифе, в блестящих сапогах из блестящей тонкой кожи. Широкий ремень поверх дорогой рубашки с нагрудными карманами навыпуск. На голове каракулевая папаха. В руках у него был редкий кожаный саквояж и завернутый в ткань свернутый матрац. А ватный матрац был с секретом (внутри ваты были аккуратно вшиты денежные накопления политзаключенного завпищеблока КарЛага). Немного поработал столяром в артели инвалидов, которую возглавлял его пожизненный друг Ампукаев Ножа. Ножа до войны в Грозном был почетным ударником «Стахановцем» по нефтедобыче. Вскоре Масуд устроился работать заведующим филиала Луговского райпромкомбината на станции Луговая. В филиал входили пилорама, швейная мастерская, торговый киоск на станции. Работу наладил хорошо, как он умел. Имел хорошие доходы. Купил участок земли и построил новый дом в Мерке. Материально помогал многим землякам. Я от многих слышал, что Масуд в ссылке многим землякам давал безвозмездно денег, когда просили у него на создание новой семьи. Расспросил я дядю и об этом. Подтвердил: «Давал, не только нашим (родным). Давал, если просили, и другим «вай нахан», жившим в Мерке, Луговой. Просили взаймы, но я им говорил: «Если сможешь когда-нибудь – вернёш, не сможешь – не беспокойся, я прощаю эти деньги. Пусть Аллах1 сделает благодатной и дружной (беркате, бертахь) семью твоего сына (племянника)».  Из беседы я понял мотивы дяди, почему не требовал возврата денег. Во время депортации и в первые годы после выселения умерло очень много наших людей (вай нах). Это очень беспокоило МасIуда. Важно было создавать как можно больше молодых семей! Но без средств тяжело жениться. Чтобы молодые не откладывали свадьбу из-за отсутствия средств, давал им деньги.


В начале 1957 года депортированным народам разрешили возвращаться на Кавказ. Все торопились уехать на Родину, по которой скучали 13 долгих лет, мечтали увидеть своими глазами, ногами ступить на землю предков. Пользуясь своими связями и средствами, Масуд помогал получать землякам разрешения на возвращение, а также заполучать железнодорожные вагоны для переезда на Родину. Тем нашим родственникам, кто не смог, не успел продать дом, отдавал свои деньги. Потом неспешно продавал их дома. Ведь все торопились и уезжали, не дожидаясь, пока выручат деньги от продажи своих домов… Таким образом, помог отправиться на Кавказ в первом эшелоне в апреле-мае 1957 года всем своим родным. Помогал и другим обращающимся к нему за помощью любым вай нахам и знакомым балкарцам, жившим в Меркенском и Луговском районах. Таким образом помогая другим, он откладывал свой отъезд и оставался в Луговой до поздней осени.
       В Грозный сам Масуд со своей женой Товсари вернулся только в ноябре 1957 года. Слышал я, что дядя привёз мешок денег. Подтвердил. Купил сразу автомашину «Победа», она была тогда только второй личной «Победой» в Грозном. Но сам никогда не ездил за рулем своих машин, даже не учился водить машину. Его возили брат Халид и племянник Ваха. Купил в Грозном на улице Фиолетова участок, построил на нем добротный дом со всеми городскими бытовыми удобствами. Помог семьям родных купить рядом с собой дома на соседних ещё 3-х участках. В его доме всегда были гости, приезжающие из сел. Не только родные, но и другие атагинцы. Устроился работать вновь на Грозненский Хлебокомбинат, откуда его арестовали 13 лет назад. И там же до пенсии работал начальником службы экспедиции комбината. Если случалось у кого-то из сородичей массовые собрания людей (на похороны или на свадьбы), то присылал (как садакъа) хлебовозку с хлебом, сдобными булочками, вафлями. Масуд устраивал все эти годы на хлебокомбинат много чеченцев, ингушей. Некоторые из них в первую войну, узнав, что он мой дядя, рассказывали об этом.  

В январе 16 числа 1989 года реабилитирован Прокуратурой ЧИАССР, чему Масуд очень искренне обрадовался.  Радовался, считая реабилитацию признанием несправедливостью и преступлением сталинско-бериевской власти по отношению к нему лично и к депортированным народам. Масуд не считал себя виноватым в том, что он предупреждал людей о готовящемся чудовищном преступлении против его народа. Я тоже считаю, что осуждением в сталинский период по политической статье не стоит стыдиться или чувствовать себя виноватым. Этим можно только гордиться. Масуд преданно служил своему народу.
Его гражданские подвиги, бескорыстное служение людям, его доброта и открытость, искренность и щедрость были на устах не только атагинцев, но и многих грозненцев, кто его знал. Наши достойнейшие предки, наши отцы и деды ушли в мир вечный. Умер Масуд 08.11.2008 года, похоронен на кладбище в селе Старые Атаги.
Къонахийн зоьрта боларах ца вухуш чекхваьлла Aпи Ахьмадан во1 МасIуд.
Аллах1-Дала гечдойла цунна а, вай массо кхелханчарна а!
Дала Ялсаманехь сийлахь хьеший бойла царах!
Апи Ахьмада Мовлдин Абуезид Апаев.
Москва, 2017.
       

Послесловие.
В декабре 1996 года я госпитализировал дядю в Московский Спасо-Перовский госпиталь (ГКБ-70) в отделение урологии, где заведовал один из лучших урологов столицы, «доктор от Бога», к.м.н., врач высшей категории Гидалищев Хаким (1ела). В больнице Масуда готовили к операции. Медсестра, зная особое внимание доктора к Масуду,  хотела сделать комплимент и спросила: «Дедушка, сколько Вам лет?» Масуд ответил: «82 мне». Она: «Ой как хорошо выглядите, я бы Вам больше 60 лет не дала бы». Масуд говорит находящемуся рядом доктору Гидалишову: «Валлах1, 1ела, цул совнахам суна а ца оьшара-хьуна иза-м». («Клянусь, Али, более того и мне бы не хотелось иметь лет»). Каждый раз при встрече Хаким с улыбкой вспоминает моего дядю и его добрые шутки.
Город Грозный. Лето 1971 года. Перед воротами Октябрьского консервного завода стоит довольно длинная вереница грузовиков, груженных урожаем помидоров из ближайших совхозов и колхозов. У ворот высокая смотровая площадка на опорах, позволяющая сторожам завода контролировать содержимое кузовов грузовиков, как заезжающих, так и выезжающих. Водители сдают товаро-транспортные документы сторожам-контролерам. Ждать заезда им приходится часами. Водители прячутся от палящего солнца в тени и коротают время разговорами. Среди них и мой отец, Мовлди Апаев, водитель-инструктор автошколы ДОСААФ Грозненского района. Он привёз помидоры из совхоза «Атагинский», куда он был прикомандирован этим летом на период уборки урожая.
Со смотровой площадки, обращаясь к водителям, сторож с ингушским диалектом спросил: "Кто из вас Апаев?" («Апаев мал ву шух?»). Сторож был в брюках с галифе, сапогах, в "сталинской" фуражке и кителе. Мовлди отозвался, что он.  Тогда старик ещё раз спросил: "Апаев Мас1уд не родственник тебе?" Услышав ответ: "Мас1уд наш старший брат!", старик спустился со смотровой площадки, подошел и обнял отца. Стал расспрашивать о здоровье Масуда и родных, как принято у нас. После старик обратился к водителям: "С вашего позволения, даже если начальство меня уволит, я заведу брата Мас1уда без очереди на завод". Тогда водители спросили ингуша: "Конечно, мы не против, заводи. Но прежде расскажи, нам же интересно знать. Почему ты, старый человек, не подозвал его к себе, сам спустился, подошел, обнял как родного, готов лишиться своей работы и оказываешь такое уважение? Расскажи нам, если можно!" Ингуш отвечал: "Из чувства долга и как мне совесть моя диктует, хоть этой малостью я хочу отблагодарить встреченного сегодня брата Масуда, которому я и другие вайнахи-узники Карагандинского лагеря 1944-1952 годов, обязаны жизнями. В те времена, когда заключенные от непосильного труда и голодного истощения умирали прямо на тяжелых работах или на ходу, Апи Ахмадан Мас1уд нас, четыре десятка чеченцев и ингушей, кормил вечерами жареной курятиной» («Еттана котамаш йаош кхаьбна тхо, мацаллийна даларх к1елхьара даьхна тхо шовткъа вайнеха саг. 1ожаллам Делера ма ей, делахь а, Мас1удан доьналла, къонахалла а кхаьчна, оцу бахьанна дисина хета суна тхо дийна»). Мовлди поблагодарил ингуша за оказанное уважение, отказался. Но старик не дал разрешение (пурба) ослушаться его, старшего по возрасту, настоял и обязал заехать. Так, случайно, мы все узнали о беспримерном гражданском подвиге Масуда.
Ни мой отец, ни другие братья и родные не слышали из уст Мас1уда о подобных его делах и поступках, не любил Масуд рассказывать о себе. Когда же отец рассказал брату про этот случай, Мас1уд подтвердил этот рассказ, но коротко закрыл тему: «Масне дара уьш, дага леца а ца лаьа суна-м» («Сколько такого было, не хочется все это и вспоминать»).
        Судьба автора этих строк сложилась так, что живу с 1976 года вне родного края. Приезды на время отпусков не дают возможности общаться с родными вдоволь. В ноябре 1996 года уже 82 летнего больного Мас1уда привез ко мне в Москву его сын Асланбек. Я госпитализировал дядю в госпиталь к одному из лучших урологов
Москвы Гидалишову Хакиму (Али). Он тогда заведовал урологическим отделением в московской городской клинической больнице №70. Замечательный Врач-Хирург высшей категории, кандидат медицинских наук, в высшей мере порядочный и добрый Человек (с большой буквы). Он всегда очень заботлив к всем своим больным. Много добрых отзывов я слышал о докторе Хакиме от больных в его отделении. Хаким успешно прооперировал дядю.

Апаев Абуезид
Къастар: История села | Д1аяздина: isamuslim (29.12.2021)
Хьоьвсина 141-за | Тидам бар: 0.0/0



Массо а т1еаларш 0 ду
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Антибаннер
Услуги
Купля - продажа, дарение или наследование домовладения или земли требует, чтобы было проведено межевание земельных участков, а также для оформления в собственность земельного участка !!! 
Желающим обращаться по телефону:
8 (963) 989-06-06
Вевза-везачуьнга (Посоветовать ссылку)