Еарин де, 19.10.2017, 14:06
Марша вог1ийла (йог1ийла) Гость | RSS

Йоккха Атаг1а (Старые Атаги)

Ков (вход)
Караде (поиск по сайту)
Керла сурт (новая фотография)
Сайтан хан (Сайт существует)
Вайга хьоьжу дуьне (География посетителей)
Хенан х1оттам (Погода в Атагах)

Истори »
» Ночхийн истори (история чечни)

[ Т1едаккха (добавить) ]

Исповедь генерала М. Кундухова
Впервые о царском генерале Муссе Кундухове я узнал в 1962 году, когда учился на первом курсе Ростовского госуниверситета. Копаясь в каталоге библиотеки, я случайно обнаружил наличие в ней книги под названием «Переселение  горцев в Турцию».  До этого я ничего не слышал о таком переселении и поэтому прочитал  ее с большим интересом.
Свернуть

Не помню уже никаких подробностей из нее, но фамилию  Кундухов помню. Тема  переселения чеченцев и ингушей в Турцию в 1865 году под предводительством
М. Кундухова была не то чтобы под полным запретом, но об этом в СМИ и в  литературе, в  частности, научной, писалось вскользь, без каких-либо подробностей. Уже после падения коммунистического режима на этот счет появились многочисленные публикации. Одна из них – работа известного нашего историка Мурада Муртузовича Базоркина «Дорога заговора и крови», в которой подробно описывается кем и как готовилось это переселение, как оно проходило  и какие последствия  имело для решившихся  на этот шаг. Мое отношение к генералу М. Кундухову  сложилось именно на основании прочтенного у М. Базоркина, а он его называет главным агентом царской администрации, спровоцировавшим на переселение в Турцию более 20 тысяч чеченцев, карабулаков-ингушей  и собственно ингушей.
Всегда бывает интересно посмотреть на то или иное  событие, явление со всех сторон, познакомиться с разными их оценками. Вот и в этом случае мне повезло - попалась в руки книга под названием «Мемуары» и авторством  того самого М. Кундухова. Книга эта издана небольшим тиражом (1000 экз.), широкому кругу читателей недоступна и поэтому  хочется познакомить с ее содержанием читателей «Сердало». При этом не буду оценивать слова  и поступки М. Кундухова - читатель сам определит свое отношение  к нему.
Предпослав  своему труду эпиграф «У кого что болит, тот о том и говорит»,  М. Кундухов  пишет в предисловии: «Истина эта  побуждает меня, не вдаваясь  в излишние подробности, добросовестно изложить то,  что я мог из верных источников узнать замечательного  о прошлом  и что мне самому пришлось видеть и испытать  в продолжении двадцатидевятилетней моей службы в России». Замечу, что  мемуары  писались уже в Турции и М. Кундухов, понимая неоднозначность своей роли в эмиграции горцев, желал,  видимо, объясниться  с современниками и потомками.
Готовя читателя к пониманию того,  почему он покинул успешную службу царизму и Россию, М. Кундухов повествует: «К глубокому сожалению, система, избранная правительством на Кавказе, в буквальном смысле основана на праве сильного.  Начальство в  отношении народного управления действовало по своему произволу, вопреки своим законам  и туземным обычаям. Очень часто прибегало к таким тяжким и прискорбным мерам, за которые русские законы  беспощадно вешают,  расстреливают и ссылают в каторжные работы… Преследование некоторых народов доходит до невероятия».
Этот последний тезис М. Кундухов  подтверждает следующим фактом. В 1837 году  Император Николай I  первым из русских царей посетил Кавказ.  М. Кундухову довелось при этом быть в ближайшем окружении царя.  Был он и на приеме Николаем  I  во Владикавказе представителей горских народов. Вот как он это описывает: «На другой день государь принимал депутатов  с народными просьбами, говорил с ними очень благосклонно, исключая из этого  злополучных чеченцев, которых упрекал в неверности  ему и его русским законам. Чеченцы, в свою очередь, ответили: «Вашему императорскому величеству  мы преданы не менее других горцев и уважаем законы царя нашего также  не менее других, но,  к несчастью нашему, ближайшее начальство наше,  затемняя истину  и не соблюдая никаких законов и обычаев, управляет нами совершенно по своему произволу, отзываясь  о нас с дурной стороны".
Вместе с тем, они подали ему прошение, где подробно обнаружили всю несправедливость  ближайшего их начальства. Резкий, но очень справедливый ответ чеченцев не понравился  государю и,  назвав его клеветою,  Николай приказал просителям выкинуть из головы  вредные мысли, внушаемые им неблагонамеренными людьми».
Далее автор пишет, главной причиной 25-летней кавказской войны было невнимание Николая  I   к справедливым просьбам всех мирных горцев. К чему это вело М. Кундухов показывает опять же  на примере чеченцев: «… начальник края и командующий там войсками генерал-майор Пулло, отыскивая случай к  достижению чинов, наград и материальных выгод, беспрестанно доносил генералу Граббе о тревожном состоянии вверенного ему края и основываясь  на приказании царя,  выпросил себе разрешение действовать на чеченцев страхом». На практике это выглядело так. Зимой 1838 года он  начал ходить с отрядами по аулам мирных чеченцев под предлогом поимки неких тавлинцев, якобы там скрывающихся. На ночлег солдаты и казаки располагались в домах чеченцев и забирали все,  что им понравится. Зимой 1839 года Пулло вновь повторил свой грабительский поход, но на этот раз,  под предлогом разоружения чеченцев, потребовал еще с каждых десяти дворов по одному ценному ружью и «получивши их, он продавал в свою пользу, покупая на место их дешевое (для счету в арсенале)». Прознав, что несколько почетных чеченцев собираются в Тифлис с жалобой на его беззакония, Пулло арестовал их. И далее М. Кундухов пишет: "Здесь чеченцы, потеряв всякое человеческое терпение более сносить невыносимые тяжкие меры, согласились подчиниться людям, давно желавшим войны с русскими, и поклялись с открытием ранней весны отложиться и воевать против тирана до последней капли крови".
М. Кундухов в то время, как он пишет,  состоял при корпусном командире и, узнав  от знакомых чеченцев о проделках Пулло, отправился в Тифлис, чтобы доложить о них генералу Головину и предупредить его,  что если генерал Пулло не будет смещен, то последует всеобщее восстание в Чечне. Однако, этот демарш М. Кундухова не имел успеха, и Пулло продолжал свирепствовать. Как пишет автор мемуаров, в следующем 1840 году чеченцы в числе 28000 дворов разом восстали… Таким образом, началась на Кавказе кровавая борьба, продолжавшаяся в течение 25 лет, т.е. до плена Шамиля русскими войсками 26 августа 1859 года».
 В мемуарах много подробностей о той войне доселе неизвестных широкому кругу людей. Так, например, в 1848 году М. Кундухов, по поручению наместника Кавказа  Воронцова, вел с Шамилем переговоры о заключении мира,  но они не увенчались успехом.
В 1860 году М. Кундухов был произведен в чин генерал-майора и в том же году назначен начальником Чеченского округа и командующим расположенными там войсками. Вот как он описывает начало своей деятельности на этих постах. «Вступив в управление Чеченским округом, не теряя времени я начал объезжать все аулы, где как духовенство, так и жители во всех аулах откровенно высказывали  мне свои жалобы и неудовольствия на окружное управление и опасения за их будущность. Благодаря Богу мне удалось устранить бесполезную и разорительную войну. Успокоив чеченцев и войска, бывших готовыми начать  войну, начал я убеждать и высшее начальство в необходимости определить и объявить чеченскому народу то, что от русского правительства их ждет в будущем, что без этого все меры и старания водворить  в крае желанное спокойствие не принесут результата. Вследствие этого, главнокомандующий дал чеченскому народу следующий  акт». Не будем полностью цитировать этот документ, скажем лишь о его  основном содержании. В нем от имени Государя Императора чеченскому народу объявлялось:
Что правительство русское предоставляет вам совершенно свободно исполнить навсегда веру ваших отцов.
Что от вас никогда не будут требовать солдат и не обратят вас  в казаки.
Что поставленные над вами правители будут управлять вами по шариату и адату…
Что права каждого из вас на принадлежащее вам имущество будут неприкосновенны …
В этом документе всего было шесть пунктов, а подписал его главнокомандующий Кавказской армией и наместник Кавказа генерал-фельдмаршал князь Барятинский.
М. Кундухов пишет, что получив этот документ был обрадован как никогда  в жизни, и тут же оговаривается «как впоследствии оказалось, радоваться нечему. Он предписал всем наибам приехать с почетными людьми в крепость Грозную. К назначенному дню собралось несколько тысяч человек. Зачитав им документ, М. Кундухов вручил его им "для хранения, как неизменный закон". О том, что все это произвело самое благоприятное впечатление на население, свидетельствуют следующие слова: «Народ начал усердно заниматься устройством до крайности разоренного хозяйства. В крепости Грозной я завел школу, где чеченские дети обучались по-арабски, по-русски и азбуке,  только что составленной для чеченского языка  генералом бароном Усларом».
Но недолго продолжалась эта благодать: «Вдруг правительство по обыкновению своему изменило все прежние свои предположения, нашло полезным стеснить чеченцев землею с целью, чтобы они сами оставили Чечню и переходили на жительство за Терек». Все это, как пишет генерал М. Кундухов, сильно его расстроило, заставило задуматься и задать себе вопросы:
"Первый: хочет ли правительство, как оно постоянно твердит и официально убеждает, сделать кавказские народы счастливыми и верными  царю подданными?..  Оно только говорит и пишет об этом, а на самом деле, пуская в дело обман и  изворотливость, стремится оторвать их от своей религии и национальности и слить с русскими.
Второй вопрос:  если так, то зачем же я служу и что от моей службы могу ожидать в будущем? Не пора ли мне оставить службу?»
Эти и другие размышления М. Кундухова привели к тому, что «по настойчивым просьбам моим и был я уволен от управления Чеченским округом…» Известие об уходе М. Кундухова со своего поста было  встречено чеченцами с большим сожалением, как пишет автор  мемуаров, приводя конкретные примеры этого.
Тем временем начались конкретные действия по осуществлению того, чего опасался М. Кундухов: «Между тем, командующий войсками  в Терской области  генерал  Лорис-Меликов, горя желанием получить царские награды, представил великому князю проект о переселении чеченцев за Терек и в Малую Кабарду (а молокабардинцев – в Большую Кабарду), и для этой цели с западного Кавказа начали  двигать войска в Чечню».
М. Кундухов пишет, что узнав об этих намерениях он отправился к Лорис-Меликову, чтобы попытаться отговорить его от этого. Он  спросил у него: «… правда ли, что в нынешнюю зиму чеченцев хотят разоружить и переселить за Терек?» И услышал такой ответ: «Да, Ваше Превосходительство, в  записках, поданных начальнику главного штаба, вы жалуетесь, что чеченцам оставлено так мало земли, что существовать там не могут, и Его Величество, находя мнение Ваше справедливым и желая обеспечить будущность чеченцев, не находит другого средства, как переселить их за Терек".
В ходе дальнейшей беседы М. Кундухов выразил мнение, что в этом случае восстанет не только Чечня, но и весь восточный Кавказ. На это Лорис-Меликов ответил, что «Чечня будет окружена со всех сторон  сильными войсками, которые его Высочеству угодно поручить генералу Кундухову… Его Высочество убеждает, что никто лучше Вас не сможет выполнить этого весьма важного поручения».
«Поблагодарив его за такое высокое обо мне мнение, я сказал, что решительно отказываюсь от этой чести,  потому что не более года тому назад я вручил чеченскому народу  грамоту,  уверяя его устами моего Монарха, что все статьи ее вовеки веков будут свято сохранены». 
Так описывает этот разговор автор мемуаров. И далее: «Во избежание бесполезного кровопролития я рекомендовал ему ходатайствовать у Великого Князя  дозволения желающим переселяться в Турцию, объявив всенародно, что не желающие русского подданства  могут переходить в Турцию, и убедил его в том, что из Чечни  много переселится народу, и тем водворится в крае желанное  спокойствие, каковое обстоятельство даст ему право  на награду».
Обдумывал ли эту идею  раньше или она родилась у него спонтанно во время разговора, М. Кундухов не пишет, но колесо  событий  закрутилось и вскоре он был вызван в Тифлис, где его  предложение получило одобрение. После этого
М. Кундухов выехал в Стамбул, где и обговорил все вопросы, связанные с обустройством будущих переселенцев.
В конце февраля 1865 года, пишет М. Кундухов, он получил приказание начать переселение. С чего же он начал?
Не теряя времени, пригласил я к себе в дом чеченского многоуважаемого наиба Саадуллу и почетного карабулакского старшину Алажуко Цугова с почетными людьми. Объяснив им прошлое и настоящее их положение, я спросил, что ожидает их в будущем на Кавказе. Они в один голос ответили, что кроме нищеты и обращения в христианство ничего лучшего не предвидят. Убедив их в истине этой,  я предложил им оставить со слезами Кавказ и переселиться со мной в Турцию… Они без малейшего возражения согласились переселиться, спросив только, переселение совершится морем или сушею? Я объявил им, что переселение совершится сухим путем по Военно-Грузинской дороге и со всеми удобствами…»
Далее М. Кундухов пишет, что кавказское начальство пыталось склонить его к тому, чтобы,  отправив переселенцев, сам он остался в России: «…Лорис… предложил мне от имени Великого князя шесть тысяч десятин земли по выбору моему около Пятигорска и, кроме того, щедрые царские награды,  если останусь, а переселение чеченцев состоится, как желает Его Величество». Предложение это не было принято.
Беспокоило начальство и другое обстоятельство - будущее положение М. Кундухова в Турции: «Когда я прощался с генералом Карцевым, он потребовал от меня честного слова, что в случае чего я не буду участвовать  в войсках против русских. Ясно объяснив и доказав  благородному Карцеву, что если я буду служить в турецкой армии, то должен идти туда, куда меня пошлют, я отказался от его предложения».
Та часть мемуаров, которая касается переселения горцев в  Турцию, заканчивается так: «Так  я кончил 29-летнюю действительную службу мою в России, имея от роду 44 года.  В 1865 году, устранив кровопролитную войну, с согласия русского и турецкого правительств,  перешел в Турцию: 22 июля прибыл в Карс, где был принят  с большими почестями и пушечной пальбою. В 1867 году признан пашою в чине Мир-Лива».
Сам М. Кундухов и его семья прекрасно устроились в Турции. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. он командовал дивизией, правда, без особого успеха, а  один из его сыновей был впоследствии министром иностранных дел Турции. Участь же чеченцев, карабулаков и ингушей была ужасной. Со ссылкой на известного кавказоведа А. Берже, М. Базоркин пишет: «Таким образом, из переселившихся в 1865 году в Турцию с лишком 22 тысяч душ, в 1871 году осталось лишь 10 тысяч, многие умерли от зловредного климата  северной и средней Месопотамии».
Абу Гадаборшев

Общенациональной газете Республики Ингушетия «Сердало» , № 34 (11168), от 04 Марта 2014 г.   

http://gazeta-serdalo.ru/

Спасибо Зуре Итсмиолорд за предоставление данного материала.
Къастар: Ночхийн истори (история чечни) | Д1аяздина: isamuslim (05.03.2014)
Хьоьвсина 893-за | Тегаш: русско-кавказские взаимоотношения, переселение в Турцию | Тидам бар: 0.0/0



Массо а т1еаларш 0 ду
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Антибаннер
Услуги
Купля - продажа, дарение или наследование домовладения или земли требует, чтобы было проведено межевание земельных участков, а также для оформления в собственность земельного участка !!! 
Желающим обращаться по телефону:
8 (963) 989-06-06
Вевза-везачуьнга (Посоветовать ссылку)