Оршотан де, 23.10.2017, 20:02
Марша вог1ийла (йог1ийла) Гость | RSS

Йоккха Атаг1а (Старые Атаги)

Ков (вход)
Караде (поиск по сайту)
Керла сурт (новая фотография)
Сайтан хан (Сайт существует)
Вайга хьоьжу дуьне (География посетителей)
Хенан х1оттам (Погода в Атагах)

Истори »
» История села

[ Т1едаккха (добавить) ]

АЮБ ТАМАЕВ (Из повести "ЗЕЛИМХАН")
В феврале 1911 года из Ростова-на-Дону во Владикавказ приехали какие-то два студента из анархистов.
Студенты приехали во Владикавказ. Рискуя попасть под одну крышу с Бици и Зезык, они связались с ингушами. С Зелимханом, который был в Алагире.
Не понимал долго Зелимхан, зачем он нужен студентам,— шпионы, может быть.
— Нет, это такой народ, который бунт делает.
— Против царя?
— Против царя, против начальства, против купцов.
— Значит, русские тоже такие есть, которые их не
любят?
— Сколько хочешь. Студенты — все.
На хуторе под Владикавказом Зелимхан долго не выходил к гостям. Послал разведчиков на Владикавказскую дорогу, на Тарскую дорогу послал.
— Не спрятаны ли где-нибудь войска?
Войск не было, и Зелимхан приехал на хутор. Долго оглядывал непривычных людей, которые как обыкновенные люди.
Переводчик рассказывал Зелимхану:
— Они много слыхали о тебе. Про тебя вся Россия знает. И удивляется. Молодец, говорит, Зелимхан, который царское начальство бьет. Они тоже царское начальство бьют и говорят, что в России таких много. Царь не только чеченцам зло делает. Царь всем, ко­торые много денег не имеют, которые фабрик и заводов не имеют, всему трудовому народу плохо делает. Царь с генералами и купцами заодно. Им всем выгодно, чтобы трудовому народу плохо жилось. Поэтому весь трудовой народ добивается, чтобы царя не было, чтобы генералов не было, чтобы приставов не было, чтобы купцов не было. Тогда трудовому народу легко жить будет, когда их не будет. Чтобы их не было, их всех убивать надо. Когда всех убьют, тогда хорошо
будет.
Зелимхан соглашался с этой нехитрой логикой нехитрых людей. Ведь и сам он бедных людей не трогал. Сам он только начальство убивал.
Анархисты показали ему, как бросать бомбы. Анархисты дали ему печать и свой красно-черный флаг.
На печати: «Группа кавказских горных террористов-анархистов. Атаман Зелимхан».
Зелимхан и анархисты расстались друзьями. Зелимхан только теперь почувствовал свою связь с тем, что глухо рокотало в России. Но остался тем же Зелимханом, не знающим твердых организационных форм революционного движения.
Организации не научили Зелимхана анархисты.
Когда Зелимхан Андроникова убил и Данагуева негодным человеком сделал, наместник испугался очень и Казаналипова позвал.
— Плохое дело такое дело,— так говорил. —Что будем делать?
— Плохое дело такое дело. Что будем делать, не знаю,— Казапалипов сказал.
— Когда не знаем, что будем делать, тогда еще хуже дело. Ты дагестанский человек, ты лучше знаешь, что надо делать. Я не здешний человек. Я русский человек. Ты тогда сказал, что одну сотню надо, чтобы Зелимхана поймать. Я так думаю, что целый полк надо.
Казаналипов дагестанский человек был. Бек. Говорят люди, что он самого московского царя в лицо видел. Ему стыдно, что один чеченец столько дагестанцев побил.
«Один полк тоже мало будет»,— Казаналипов так подумал. Так подумал и потом наместнику так говорил:
— Надо Моргания-полковника позвать. Он дагестанскому полку начальник. Он лучше знает.
Пришел Моргания-полковник.
— Плохое дело такое дело, когда наших солдат Зелимхан - джигит бьет. Надо такое дело придумать, чтобы нам Зелимхана убить.
— Зелимхана трудно побить, потому что такой весь народ там, как Зелимхан.
— Трудно такое дело сделать,— наместник так говорил.
— Теперь трудно — потом легко будет. Дай мне дагестанский полк, я тебе Зелимхана поймаю. Дай мне казаков еще таких, которые верхом ходят, таких, которые пешком ходят,— я тебе в сто раз скорее Зелимхана поймаю.
— Возьми,-— наместник говорил.
Взял Моргания-полковник и в Чечню пошел. Месяц прошел — Зелимхана не поймал, два месяца прошли — Зелимхана тоже не поймал.
— Плохое дело такое дело,— так думал.— Трудно,— так думал.— Весь народ абрек здесь,— так думал.— Доказчиков надо искать,— так думал.
Пришел доказчик к полковнику, вытер порог у полковника своим языком.
— Сколько заплатишь, полковник? — Я узнаю, где Аюб будет.
— Ничего не заплачу, доказчик. Нам не нужен Аюб — нам Зелимхан нужен.
— Сколько заплатишь, полковник? Мне много не надо за Аюба.
— Ничего не заплачу, доказчик... Нам не нужен
Аюб.
— Сколько заплатишь, полковник? Мне много не
надо за Аюба.
— Сто рублей заплачу, доказчик. Больше не дам ни одной копейки.
— Ты хороший человек, полковник. Ты кавказский человек, полковник. Ты,наш. За сто рублей я дам тебе Аюба.
День прошел, два прошли — не идет доказчик.
— Мало я ему дал,— полковник, так говоря, думал.— Надо было больше денег пообещать, тогда пришел бы доказчик.
А к Зелимхану из Владикавказской тюрьмы пришли, которые у Кеклхоевых были, которые у Нелхое-вых были. Кеклхоевы и Нелхоевы тоже в тюрьму пошли,— Кеклхоевы, Нелхоевы за Бици и Зезык в тюрьму пошли, за Зелимхана. Начальство так сказало:
— Все равно им теперь жить негде. Домов нет теперь у них.
Которые у Кеклхоевых и Нелхоевых были, к Зелимхану пришли.
— Твоих в тюрьме кормят плохо. Твоих в тюрьме мучают. Спрашивают, где твой муж Зелимхан.
Зелимхан ничего не сказал. Только губами задергал. Зубы показал, засмеялся.
— Переводчик хороший попался, сам ей говорит:— Не говори, говорит. Все равно ничего не сделают. Не думай, говорит, что если офицерские погоны положил на свои плечи, так он, как все равно бог.
— Ты знаешь, кто у вас грамотный человек. Позови ко мне грамотного человека.
Пришел грамотный человек.
— Уо, селям алейкум, Мухтар! Пожалуйста, письмо надо написать к Михееву-генералу. Напиши ему, санти оха ха нана, чтобы не мучил моих детей.
— Так нельзя, Зелимхан. Хотя он генерал, ему вежливое письмо надо написать. Я ему так напишу: «Милости государ».
— Хорошо. Вежливое письмо напиши ему.
«Милости государ терском областы начальник заявляю вам известная человеку котора выдают ужасы кавказ».
— Ты что написал?
— Я написал: «Милостивый государь, начальник Терской области. Я известный человек, из-за которого много ужасов видел Кавказ».
— Очень хорошо написал, Мухтар. Дальше еще пиши.
«Царистских вополна поченонимы которая нарушают волосты во головия их стоит твоимат».
— Что ты написал?
— Я написал: «Царю которые вполне подчинены, нарушают власть, и во главе их ты, санти оха ха нана».
— Очень хорошо написал, Мухтар. Дальше пиши. «Устроют жезна толка себе не люде. Ми мирна хотел. Ты сажаю наших жена плен и мучат моих бедных людей. За то я твой дочка, котора Реданте борцы Шалакс плен».
— Ты что написал?
— Я написал: «И устраиваете хорошую жизнь только себе — не людям. Я хотел жить мирно, а ты взял в плен мою жену и мучаешь моих бедных детей. За это я твою дочь, которая ездит на Редант с борцами, вместе с самим Шарлем Аксом возьму в плен».
— Уо, Мухтар, хорошо написал! Очень хорошо. Скажи, пожалуйста: этот Шарь Акс сильный человек? Смешно будет, когда такого человека в плен возьмем. Пускай сам Михеев за него выкуп платит. За зятя. Уо, ха-ха-ха-ха! Теперь печать надо поставить. Еще бумага есть?
Достали еще бумагу и обожгли печать.
— Вот тебе, Михеев-генерал, одна печать; вот тебе, Михеев-генерал, еще одна печать.
Письмо пошло во Владикавказ. Пришло к Михее-ву, а к Бици пришел Степанов-генерал, Михеева помощник.
— Генерал просит узнать, не плохо ли вам здесь?
— Кто-нибудь говорил здесь, что хорошо ему?
— Генерал просил узнать, может быть, вам надо что-нибудь?
— Нам все надо. У нас все вещи пропали... Андроников сказал, что во Владикавказе отдаст... И не хотим черный хлеб есть.
Генерал сказал, чтобы дали им все...
...К Моргания-полковнику доказчик опять пришел.
— Скоро — хейт-байрам. ( Хейт-байрам (тюрк.) —мусульманский праздник.) Каждому человеку по-праздничному поесть хочется.
— Ну, а мне какое дело?
— Аюбу тоже по-праздничному поесть хочется. Аюба отец быка резать будет.
Моргания-полковник горский князь был. Из Абхазии. Он не любил, когда человек за праздничную еду предает.
— Ты тоже хочешь к хейт-байраму быка зарезать?
— Я завтра буду к хейт-байраму быка резать.
— Я сегодня денег тебе не дам. Когда Аюб будет — тогда и деньги будут.
— Знаю, полковник. Ты думаешь, мне деньги на быка нужны, ты думаешь, у меня лишнего быка без твоих денег нету?
Когда Моргания узнал, что доказчику деньги не на быка нужны, сказал он:
— Я своему атагинскому офицеру скажу, чтобы он, когда ты придешь, за тобой пошел.
Доказчик к атагинскому офицеру вечером пришел. А лицо башлыком укутал.
— Пойдем, — сказал.
Кибиров-офицер по тихой тревоге казаков собрал. Приказал тихо идти. Чтобы никто не видел, идти. Чтобы никто не слышал, идти. Приказал еще в другую сторону идти. За село. Тамаевские дома на краю селения тогда были.
— Мы кругом стогов пойдем к Тамаевым.
Тамаевские дома на краю селения тогда были.
Хейт-байрам — жертвенный байрам. Тамаевы утром быка зарезали, быка выпотрошили, освежевали.
Большой праздник, хейт-байрам. Обычай, чтобы мясо беднякам раздавать. Роздали Тамаевы, доказчик у себя дома тоже роздал. Благочестивые мусульмане Тамаевы. Доказчик тоже мусульманин был.
Он Кибирова-офицера к тамаевскому дому привел и рукой указал:
— Здесь.
И ушел потом, не развязав башлыка на голове. Офицеры не видели его лица. Казаки не видели.
Как тихо подошли, так тихо окружили казаки дома. За плетнями спрятались. В кустах.
Утром выглянула в дверь женщина. Абреку нельзя из дому выйти, чтобы прежде не выглянул кто-нибудь. Выглянула в дверь женщина и отпрянула. Заперлась опять.
Насторожились казаки. Сто пятьдесят их было, а как будто никого не было, не знали—Аюб это, не Аюб это, когда он дверь распахнул и посмотрел. Чтобы узнать, бежать куда.
Казаки узнали, что Аюб это, когда винтовку у него увидали.
— Стой! — Долидзе-офицер крикнул.
Если бы Аюб сейчас Долидзе-офицера убил, тогда убежал бы сразу. Может быть. Но Аюб сейчас стрелять не мог. В доме за спиной женщины были, дети, старики. И прыгнул с балкона под дерево Аюб.
— Сдаться тоже нехорошо — повесят.
И побежал Аюб. К соседям во двор. Чтобы от них к другим соседям. От других соседей к другим соседям. Через плетень, еще через плетень, еще, еще. Под деревьями.
Аюб бежал между двумя рядами казаков, которые залегли под деревьями тоже.
Уо, трах-тах-тах. Уо, уо! уо!
— Э, гяур! — Аюб тоже стрелял.
Аюб бежал. Казаки сзади за ним гнались.
— У-лю-лю!
Одна пуля Аюба пронзила. Другая пронзила. Третья. Но бежал Аюб. Через плетни. Мимо сапеток. И приглушенных ставнями праздничных домов.
— Хейт-байрам — жертвенный байрам.
И когда Аюб пять дворов пробежал уже, из земли перед ним два казака выросли. В упор.
После этого Моргания-полковник начальнику области такое письмо написал:
«Прошу,— написал,— разрешить мне препроводить командиру Кизляро-Гребенского полка,— написал,— для украшения полкового собрания,— написал,— как память о доблестях казаков 6-ой сотни,— написал,— трехлинейную винтовку № 14148,— написал,— найденную при убитом ими 1-го марта абреке Аюбе Тамаеве».

Так Моргания-полковник написал, и начальник области разрешил ему, а Кизляро-Гребенского полка командир винтовку в офицерском собрании повесит... Чтобы знали люди, что герои они.

Скачать полную версию можно здесь.




Далил (источник): http://zhaina.com
Къастар: История села | Д1аяздина: isa-muslim (02.03.2011)
Хьоьвсина 1538-за | Тегаш: абрек Зелимхан, абрек, Атаги, Аюб Тамаев | Тидам бар: 0.0/0



Массо а т1еаларш 0 ду
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Антибаннер
Услуги
Купля - продажа, дарение или наследование домовладения или земли требует, чтобы было проведено межевание земельных участков, а также для оформления в собственность земельного участка !!! 
Желающим обращаться по телефону:
8 (963) 989-06-06
Вевза-везачуьнга (Посоветовать ссылку)